МОНЧЕГОРСК - ЭКОЛОГИЯ КРАСИВОЙ ТУНДРЫ

Волк как естественный регулятор численности дикого северного оленя
в Лапландском заповеднике (Кольский полуостров)

На западе и востоке Мурманской области обитают две изолированные популяции дикого северного оленя Rangifer tarandus [Крепс, 1928; Макарова, Хохлов, 1985]. По особенностям жизненного цикла дикому северному оленю требуются большие – тысячи кв. км. – территории с круглогодичными источниками полноценного корма и не имеющие серьезных препятствий для миграций, как то: железных дорог, автотрасс и т.д. [Макарова, 1980]. Сегодня по территории Лапландского заповедника и прилегающих пространств кочуют около одной тысячи диких северных оленей. Естественно, там же обитают и волки, для которых олени являются основной добычей [Макарова, 1979].

Цель данной работы - проверить достоверность гипотезы о естественной регулирующей роли волка по отношению к численности дикого северного оленя Rangifer tarandus в экосистеме большого природного Лапландского заповедника.

Для оценки численности волков со дня основания заповедника в 1930 г. отмечали все встречи зверей. Их следы – отпечатки следа и размер шага, трупы и останки, результаты охоты на волков на прилегающей к заповеднику территории, вой, остатки помета для фиксации состава его охотничьей добычи, - все это объединяется термином “встречи волков”. В картотеке заповедника хранятся записи наблюдений научных сотрудников, лаборантов-исследователей, лесников (инспекторов охраны), работников администрации – общее число достоверных наблюдений волка за 51 год – 330 [Летопись природы …, 1958-2003].

Основой для оценки динамики стада диких северных оленей на территории заповедника с 1929 послужили отчеты заповедника о наземных и авиаучетах [Отчеты…, 1929 - 2003]. В первые годы учеты велись путем наземных наблюдений, а с 1957 начали систематически раз в год (в марте или апреле) проводить авиаучеты с вертолетов и самолетов [Семенов-Тян-Шанский, 1990]: стадо фотографировали с воздуха, а затем пересчитывали животных на фотографиях.

На рис. 1 представлена попытка сопоставить динамику численности волка и оленя в заповеднике с 1929 по 2003 гг.

В 1967 г оленье стадо в западной части Кольского полуострова достигло максимальной численности - 12640 голов. В заповеднике в тот же год отмечено 15 встреч волков. В связи с большим поголовьем оленей был организован госпромхоз для их отстрела [Семенов-Тян-Шанский, 1990] за пределами заповедника, но вблизи его границ (5-10 км).

К 1976 г. было добыто, по официальным данным, 7375 оленей. С 1976 по 2005 г. существенного роста численности оленьего стада не произошло. После уменьшения численности до 168 голов в 1982 г. (возможно, это были последствия стресса из-за отстрела беременных важенок в феврале) колебания составляли от 500 до 1000 голов, причем в 1994-1996 гг по наземным и авиаучетам было 800 – 1000 животных, а в 2003 г. – 1000 голов (полный авиаучет - четыре полета).

В 1982-85 гг. число встреч волков возросло до 23-28, а к 1989 г. упало до 5. От 1988 до 1996 гг. число встреч волка монотонно росло от 7 до 17, а численность оленей росла от 400 до 1000 голов. Примерно с 1990 г. плановые отстрелы волков в Мурманской области прекратились.

С 1996 до 2003 гг. общая численность встреч волков колебалась в пределах 13 - 27, т.е. было 2-3 жизнеспособных стаи, оленье стадо в эти годы насчитывало около 1000 голов. В первые годы организации Советских заповедников ставилась задача сбережения и преумножения популяций исчезающих животных, причем их перечень ограничивался охотничье-промысловыми видами, поэтому на почву заповедников был перенесен опыт охотничьих хозяйств. На 1930-1970е годы приходится торжество идей биотехнии, когда признаком благополучного положения в заповедниках считался прогрессирующий рост численности хозяйственно ценных животных. Основная стратегия управления населением животных в заповедниках сводилась к тому, что популяциям т.н. ценных видов создавали благоприятные условия, способствующие сокращению смертности и увеличению успешности размножения, а популяции т.н. вредных животных подавлялись вплоть до полного или почти полного уничтожения, например дикий северный олень (берегли) – волк (уничтожали).

Если в охотничьих хозяйствах стремление искусственно увеличить поголовье “особенно ценных в хозяйственном отношении” видов было оправдано практическими соображениями, то в заповедниках такая тенденция просто не имела ни хозяйственного, ни биологического смысла: во всех заповедниках охота была запрещена всегда, а любое искусственное изменение природных процессов антиэкологично и не связано ни с общими, ни с частными задачами заповедников. [Соколов и др., 1997; Алексеева и др., 1983; Дыренков, 1986, Насимович, 1968, 1974, 1979; Насимович и Исаков, 1983].

Это целиком применимо и к Лапландскому заповеднику. Его организация имела в виду сохранение большого участка природных ландшафтов Кольского севера с их растительностью и животным миром, в первую очередь в интересах охотничьего хозяйства [Крепс, 1928]. В первые пять лет заповедник был организационно связан с охотничьим хозяйством, он прежде всего считался резерватом охотничье-промысловых животных. Задачей его считалась охрана дичи и пушных зверей, содействие их расселению на окружающие территории [Постановление…1930]. Согласно этой концепции наиболее нуждался в охране дикий северный олень Rangifer tarandus.

В дальнейшем, в “Положении о Лапландском заповеднике” [1958, 1960] биотехнические идеи повторялись и уточнялись: заповеднике предписывалось обязательн истреблять волков, при сохранении остальных хищников, как неотъемлемой части природного комплекса. Но и сегодня отголоски этих биотехнических идей появляются в публикациях и нормативных документах, например [Стратегия сохранения …, 2004].

В Лапландском заповеднике из-за его больших размеров и пересеченного рельефа для создания благоприятных условий копытным (дикому северному оленю и лосю) активно применялось только снижение контактов с “опасными” хищниками – волками, их уничтожали по области, это привело к тому, что и в заповеднике они стали встречаться гораздо реже.

Благоприятные условия существования – заповедный режим и почти полное отсутствие волка - способствовали росту популяции оленей в Лапландском заповеднике, а прогрессирующий рост поголовья оленей приводил в конечном итоге к перенаселению со всеми вытекающими отрицательными последствиями. По прямолинейной логике, вытекающей из практики управления охотничьими хозяйствами, перенаселение популяции оберегаемого вида (Rangifer tarandus) требует ее сокращения путем активного уничтожения, т.е. к качественному изменению стратегии - от охраны к уничтожению. Конечно, из этических соображений при этом поддерживалось мнение, что отстрел должен проводиться только за пределами заповедника [Бородин, 1959, Семенов-Тян-Шанский, 1982].

Опыт регулирования численности копытных в заповедниках Советского Союза, в том числе в Лапландском, путем отстрела во всех без исключения случаях дал отрицательные результаты. В 1971 г. на западе Мурманской области, вне заповедной территории, но близ нее, начался промысловый отстрел диких оленей (регуляция численности) [Семенов-Тян-Шанский, 1982.]. Промысел шел за счет маточного поголовья, т.к. к этому времени прироста популяции не было, она сокращалась от бескормицы [Семенов-Тян-Шанский, 1982, 1990 , личные свидетельства работников заповедника, автора статьи, участников промысловых отстрелов оленей 1967 - 1982].

По данным официального отчета госпромхоза “Мурманский” к 1976 г. из стада было изъято 7375 голов, причем по неофициальным сведениям изъятие было значительно больше – за счет подранков, браконьерства и беременных важенок, погибших от стресса (беременность оленей продолжается около 8 месяцев, с октября по середину мая, охота растягивалась до 15 марта, а уже в середине мая идет массовый отел оленей, т.е. охота подрывала возобновление популяции). По учету 1976 г. в живых осталось 482 оленя, но стадо продолжало таять, и в 1982 г. учет показал 168 оленей.

Наиболее естественным, экологически оправданным способом действительной регуляции численности копытных представляется сохранение активных крупных хищников - волка и бурого медведя [Филонов, 1983,1989]. Волк важнее в нашем случае, т.к. медведь зимой на полгода впадает в спячку, а летом в основном потребляет растительные корма, например, ягоды. [Овсяников и Поярков, 1995; Рябов и др., 1983; Pimlott 1967, Peterson 1977].

Воздействие волков, по-видимому, благоприятно для состояния стада – волки изымают в первую очередь ослабленных и больных животных, а охотники наоборот – убивают самых крупных и бодрых, тем самым ухудшая кондиции стада. По картотеке в Лапландском заповеднике жертвами волков в основном были олени - из 57 проб останков жертв волков и волчьего помета - 40, т.е. 70% были оленьи, 12 - лосиные, других животных – 5 (3 - зайцев, 2 – полевок).

Мы можем пока еще не утверждать, но с большим основанием предполагать, что в Лапландском заповеднике в последние 15 лет реализуется естественный, без искусственных принудительных мероприятий, эксперимент поддержания стабильной численности диких северных оленей. Территорию заповедника и вокруг него контролируют 8 – 12 волков, в течение этого времени численность оленей колеблется в пределах 1000 голов, что соответствует естественной емкости пастбищ, состояние ягельных пастбищ, сильно истощенных ранее, улучшилось, олени держатся бодрыми компактными группами.

Ситуация осознаётся постепенно, и чтобы внести ясность в проблему, надо провести в заповеднике ряд научных наблюдений за взаимоотношениями волка и оленя. При решении нашей конкретной частной задачи – выяснить взаимоотношения волка и оленя в Лапландском заповеднике - учёты численности оленей проводились и проводятся регулярно, а для волка приходится опираться в основном на случайные наблюдения. В дальнейшем редполагается организовать изучение взаимоотношений волка и оленя в Лапландском заповеднике на основе планируемого статистически обоснованного эксперимента.

Литература


Алексеева Л.В., Нухимовская Ю.Д., Реймерс Н.Ф. 1983. ООПТ: реальность, проблемы, перспективы. Природа, № 8: 34-43 стр.

Бородин Л П. 1959. К вопросу о роли лося в лесном хозяйстве. В: Сообщения Института леса АН СССР, вып. 13: 102-110 стр.

Дыренков С.А. 1986. О принципах жесткой резервации территорий// Ботанический ж-л, Т.71, №3: 392-394 стр.

Крепс Г.М. 1928. Дикий северный олень на Кольском полуострове и проект организации Лапландского заповедника. Карело-Мурманский край, 10-11: 35-40 "Летопись природы" Лапландского заповедника. 1958 – 2003 гг., книги 1 – 39

Макарова О.А. 1979. Некоторые данные о размещении и численности волка в Мурманской области. В: Экологические основы охраны и рационального использования хищных млекопитающих. Материалы Всесоюзного совещания, 23-27 января 1978. Изд. Наука, Москва. 120-122 стр.

Макарова О.А. 1980. К вопросу охраны дикого северного оленя (Лапландский заповедник, Мончегорск). В: Сельское хозяйство Крайнего Севера (IV Всесоюзное совещание “Пути интенсификации сельского хозяйства Крайнего Севера”), Часть 2, Биологические ресурсы и охрана природы. Магадан. 168-171 стр.

Макарова О.А. и Хохлов А.М. 1985. Состояние и пути восстановления численности дикого северного оленя Кольского полуострова. В: Экология, охрана и хозяйственное использование диких северных оленей. Новосибирск. 22-27 стр.

Насимович А.А. 1968. Задачи и пути развития заповедного дела в СССР.//Бюлл. МОИП. Отд. Биологии. Т.73, вып.4: 148-151 стр.

Насимович А.А. 1974. Научные основы заповедного дела.// Там же, т.7, вып.5: 113-119 стр.

Насимович А.А. 1979. Основные подходы к управлению экосистемами в заповедниках. Опыт работы и задачи заповедников СССР. М., 106-112

Насимович А.А., Исаков Ю.А. 1983. Сохранение эталонных экосистем в заповедниках: возникающие трудности и возможности их преодоления// ОПТ Сов. Союза, их задачи и некоторые итоги исследования. М., 52-61

Овсяников Н.Г. и Поярков А.Д. 1995. Волк в заповедниках России. Бюлл. МОИП. Отд.биол. т.100, вып.1: 12-19 Отчеты ЛГЗ по учетам численности дикого северного оленя. 1929 – 2001 гг.

Положение о Лапландском заповеднике. 1958, 1966 гг.

Постановление Ленинградского областного исполнительного комитета об организации Лапландского заповедника. 1930 г.

Рябов Л.С., Лихацкий Ю.П., Никитин Н.М. 1983. Стайность и численность волков в Воронежском заповеднике. Бюлл. МОИП. Отд.б., т. 98, вып.3: 98-106

Семенов-Тян-Шанский О.И. 1982. Звери Мурманской области. Мурманское книжное издательство. 176 стр.

Семенов-Тян-Шанский О.И. 1990. Лапландский заповедник как резерват дикого оленя. В: 60 лет Лапландскому государственному биосферному заповеднику (информационные материалы). Мончегорск. Стр. 46-50.
Стратегия сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов. 2004. Норм. документ МПР РФ, утв. 06.04.2004 г.

Соколов В.Е., Филонов К.П, Нухимовская Ю.Д., Шадрина Г.Д. 1997. Управление популяциями животных. В: Экология заповедных территорий России. Москва, Изд. Янус-К. Стр. 400-433.

Филонов, К.П. 1983. Изменчивость факторов смертности в популяциях диких копытных животных. Экология № 2: 57-64

Филонов, К.П. 1989. Копытные животные и крупные хищники на заповедных территориях. М., Наука, 253 стр.

Peterson P.O. 1977. Wolf ecology and prey relationships on Isle Royal. Wash.D.C. 210 pp.

Pimlott D.H. 1967. Wolf predation and ungulate populations. \\ Amer.Zool.,v.7,#2:267-278

Лапландский заповедник,
Поступила в редакцию 14.02.06
184505 Мончегорск, Мурманская обл., пер. Зеленый, 8,
тел. (81536)5-07-36,
e-mail – [email protected]